nikolay_istomin (nikolay_istomin) wrote,
nikolay_istomin
nikolay_istomin

Category:

Где последний орден "Победа". У Михая 1-го, ныне живого!

Оригинал взят у mikle1 в Где наша последняя "Победа"
История ордена "Победа" была бы неполной без одного необходимого уточнения и одной пикантной истории. Сталин не только убрал своё изображение (и Ленина), заменив на Спасскую башню и слово “Победа”, но и предложил увеличить количество бриллиантов, что и было сделано.
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/1/14/100_%D1%80%D1%83%D0%BC%D1%8B%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85_%D0%BB%D0%B5%D0%B5%D0%B2-1944_%D0%B3%D0%BE%D0%B4_%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%81.JPG?uselang=ruПортрет Михая I на монете номиналом 100 лей образца 1944 года.
Ордена “Победа” изготавливались Московской ювелирно-часовой фабрикой, а не на Монетном дворе, как все остальные советские ордена. В связи с этим на реверсе ордена “Победа” нет клейма Монетного двора; копиисты не всегда об этом знают, поэтому на некоторых копиях ордена “Победа” есть клеймо “Монетного двора”.

Изначально предполагалось изготавливать ордена “Победа” из золота, платины, рубинов и бриллиантов. Однако отказ от рубинов был вызван не их дороговизной в условиях войны. В процессе изготовления первого ордена мастер И.Ф. Казённов обнаружил, что рубины имеют отличные оттенки красного, в связи с чем правильно выдержать красный цвет в одном ордене практически невозможно. После чего и было принято решение использовать для создания ордена искусственные рубины. В таком виде её и получил самый молодой и единственный ныне живой - дважды король Румынии Михай Первый.

Король Михай I с орденом "Победа" на военном параде в Румынии вместе с представителями командования СССР и союзников, с сайта www.duel.ru

Прежде чем начать подробно рассказывать о "короле и капусте", коротко остановлюсь на причине, по которой орден "Победа" исчез и никогда более Михаем Первым не одевался. Если он и правда тогда его  не продал.

В декабре 1947 года, когда Михай объявил о помолвке с принцессой Анной Бурбон-Пармской. Коммунисты, правившие в Румынии,  не могли допустить свадьбы, которая лишь укрепила бы легитимность монархии в глазах граждан.

«30 декабря утром я был за городом, — рассказывает король. — Звонит премьер Гроза, говорит: «Ваше Величество, не могли бы вы приехать в столицу? Нужно обсудить одно семейное дело». Я подумал, что речь идет о моей помолвке. Мы с мамой приехали в небольшой Елизаветинский дворец. Гроза пришел с лидером коммунистов Георгиу-Дежем. Они вручили мне текст манифеста об отречении от престола».

О том, что произошло дальше, Михай вспоминает с дрожью в голосе корреспонденту "Нью-Йорк Тамс": «Я говорю Грозе и Дежу: «Это так не решается. Свою волю должен высказать народ». Они мне отвечают: «Если вы не отречетесь в течение получаса, мы расстреляем тысячу студентов — сторонников монархии, которые посажены в бухарестскую тюрьму».

Я не считал себя вправе бороться за власть ценой людских жизней и подписал их манифест. Как только я это сделал, Гроза заулыбался и говорит: «Пощупайте мой карман». В кармане оказался пистолет. Тогда Гроза повернулся к маме и говорит ей по-немецки: «Это я на всякий случай прихватил, чтобы со мной не поступили, как с Антонеску».

Михай немедленно эмигрировал, счастлив в браке, часто был беден. И явно не в восторге от коммунистов и СССР, сначала отобравших у Румынии Бессарабию, а потом и всю оставшуюся страну.

Король Михай (на переднем плане) I, военный диктатор Антонеску (слева от него) и немецкий фельдмаршал (справа на втором плане) в день национального праздника Румынии 10 мая 1942. Фото с сайта forum.alexanderpalace.org

В 1940-м Румыния попыталась официально скрестить монархию с фашизмом:указом только что вступившего на престол 19-летнего короля Михая I страна была объявлена «легионерским государством»: формальный глава — монарх, фактическая же власть в руках у военизированной организации «Железная гвардия». Через 4 года формальный глава государства уничтожил то, что реально создали другие и возглавил антифашистскую Румынию.

Вот как об этом рассказывал об этом сам Михай в 89 лет корреспонденту "Н-Й Таймс": "5 сентября 1940 года Антонеску отправил к королю курьера с письмом, в котором заявил, что единственный выход — это отречение. Я узнал об этом около пяти утра 6 сентября и был в полном смятении. Отец отрекся и стал паковать чемоданы. В десять утра я приехал во дворец, там уже находились маршал Антонеску, патриарх Румынской православной церкви и председатель Верховного суда. Я принял присягу и стал королем".

6-летний король, в день коронации. Через три года его сверг собственній отец. Фото с сайта forum.alexanderpalace.org


Слева направо: Вильгельм фон Фабрициус - немецкий посол в Бухаресте, Хориа Сима - лидер Железной Гвардии, Генерал Антонеску - премьер-министр Румынии, король Михай, генерал Хансен - командующий немецкими войсками в Румынии. 26 декабря 1940 года. Менее чем через месяц власть легионеров была свергнута посдредством военного переворота Антонеску. Фото с сайта ulvhedin-grom.livejournal.com

В настоящее время точно известно местонахождение 19 из 20 орденов “Победа”: они находятся в Центральном музее Вооружённых сил и других государственных организациях. Официально 20-я награда хранится в скромном доме неподалеку от городка Обонн в швейцарском кантоне Во, где король Михай I живет с супругой, королевой Анной, урожденной принцессой Бурбон-Пармской. Но по версии известного исследователя российских наград Сергея Шишкова, орден короля Михая І “гуляет” по миру. Михай І, якобы, продал орден Джону Рокфеллеру-младшему за 800 тысяч долларов, так как в 1947-1948 годах сильно нуждался в средствах для эмиграции. Кроме того, в силу юного возраста король не понимал культурно-исторической ценности и почетности такой награды.
король румынии михай первый кавалер ордена победа

По версии Сергея Шишкова, Рокфеллеры через какое-то время выставили орден “Победа” на аукционе Sotheby's: он был продан за 2 миллиона долларов неизвестному покупателю. Сегодня, по версии Шишкова, предположительная стоимость ордена “Победа” может составить около 20 миллионов долларов.

Есть также мнение, что рассказы о продаже ордена королём Михаем I недостоверны и являются вымыслом нечистоплотных журналистов, что орден и поныне у кавалера.

Король Михай І – единственный живой [по состоянию на  2013 год] кавалер ордена “Победа”, причем единственным живым кавалером он является с 15 октября 1989 года, когда скончался предпоследний кавалер - маршал Польши Михаил Роля-Жимерский.

В 2005 году король Михай посетил Москву во время празднования 60-летия Победы. Владимир Путин вручил ему юбилейную медаль “60 лет Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945”. Ордена “Победа” во время визита в Москву на кавалере видно не было.

Но более чем вероятно, что в приватной беседе Путиным вопрос об ордене  был задан Михаю. И судя по  тому, что нигде орден не всплывал, уверения в его сохранности были достаточно убедительны и достоверны. Именно в сохранности, утверждать со 100%-ной гарантией, что он у владельца, оснований по-прежнему нет.

Из интервью:

– По мере того как фронт приближался к границам Румынии, становилось все очевиднее, что необходимо вывести нашу страну из войны. Посовещавшись, мы решили, что Антонеску должен заключить перемирие с советскими войсками – хотя формально я был главой государства и Верховным главнокомандующим, на самом деле всем заправлял Антонеску. В августе 1944 года Красная армия, прорвав фронт, вступила на территорию Румынии и стало ясно, что медлить больше нельзя. Я решил 26 августа пригласить к себе Антонеску и заявить ему, что он должен подписать перемирие. Таков был наш план действий, о котором мы информировали наших представителей в Анкаре и Каире и главнокомандующего объединенными силами союзников в Италии. Мы – это группа, куда помимо представителей тех четырех партий, о которых я уже говорил, входили люди, преданные мне и любившие свою страну. В телеграмме, посланной в Италию, я обратился с просьбой организовать накануне беседы с Антонеску массированную бомбардировку стратегических объектов в Бухаресте, в том числе расположения немецких войск в столичном пригороде Боняса, и указал их точные координаты.

Я в то время находился в Синайе и совершенно случайно узнал, что Антонеску собирается в ближайшее время выехать на фронт. Если бы это произошло, наш план сорвался бы. Пришлось действовать незамедлительно, и вернувшись в Бухарест, я 23 августа пригласил Антонеску к себе, в малый королевский дворец. Было решено, что если он откажется заключать перемирие, придется его арестовать. Вся эта операция с военной точки зрения была организована одним из моих адъютантов. В соседней комнате на всякий случай находились офицеры королевской гвардии.

Когда во дворец приехал Антонеску, со мной был генерал Константин Санатеску, ставший премьер-министром Румынии после августа 1944 года. Мы говорили о ситуации на фронте. Я изложил Антонеску свои аргументы: сказал, что Румынию еще можно спасти, но для этого она должна выйти из войны, поэтому он обязан заключить перемирие или уйти. Антонеску отказался, предложив закрепиться на линии Фокшаны – Нэмолоаэ – Галац. Он также заявил, что о перемирии необходимо предупредить Германию. А его реакция на предложение уйти была довольно неожиданной, можно сказать, забавной. Он обернулся к генералу Санатеску и воскликнул: «Как?! Оставить страну в руках ребенка?!». Поскольку Антонеску решительно отверг мои требования, я произнес условленную фразу: «Не знаю, что еще можно сделать в этой ситуации». Услышав ее, офицеры, которые были в соседней комнате, вошли в кабинет и приказали маршалу: «Следуйте за нами!». Но он оставался недвижим, не мог понять, что происходит. И тогда один из младших офицеров подошел к маршалу и, вежливо взяв его за руку, препроводил на первый этаж, где находилась комната-сейф. Здесь когда-то хранил свою богатую коллекцию марок мой отец. Покидая страну, он взял марки с собой, и комната пустовала.

Да, я забыл сказать, что вместе с Антонеску приехал Михай Антонеску, его однофамилец и заместитель, его тоже пришлось заключить в этот сейф. Затем во дворец были приглашены все военные министры Антонеску под тем предлогом, что надо обсудить ситуацию на фронте. Они немедленно прибыли и были задержаны. В то же время военный комендант Бухареста позаботился о том, чтобы в столицу были передислоцированы некоторые войсковые части, которые должны были обеспечивать порядок в городе.

– Это были войска, верные королю?

– Конечно. Примерно за полтора месяца до ареста Антонеску я направил преданных мне офицеров на фронт, чтобы они вступили в контакт с командирами крупных соединений: нужно было прозондировать их настроения и то, как они отнесутся к выходу Румынии из войны. Мы должны были знать, сможем ли рассчитывать на их поддержку в случае чего. И все румынские военачальники продемонстрировали свою лояльность королю.

– Как вы думаете, почему немцы сразу не отреагировали на выход Румынии из войны?

– Меня часто об этом спрашивали. Как я понял из беседы с немецким послом бароном Манфредом фон Киллингером, они рассчитывали на какие-то изменения в политическом плане. Немецкое военное командование просто не ожидало такого поворота событий. 24 августа румынская армия полностью прекратила военные действия против СССР и вышла из войны, а 25 августа объявила войну Германии. После ареста Антонеску мы сразу же сформировали новое правительство во главе с генералом Санатеску. 23 августа вечером я обратился по радио к народу. Это обращение население Бухареста восприняло с энтузиазмом: на дворцовой площади прошла стихийная демонстрация в поддержку выхода Румынии из войны.

Сразу после моего выступления по радио ко мне приехал немецкий посол в Румынии барон Манфред фон Киллингер. Для него все произошедшее было полной неожиданностью. Он понял, что должен был это предвидеть и, побоявшись ответственности, покончил с собой. На следующий день военные мне посоветовали уехать из Бухареста, чтобы избежать возможной мести немцев. И действительно, не успел я уехать, как недавние союзники начали жестоко бомбить Бухарест, в частности сравняли с землей малый дворец, где были арестованы Антонеску и его министры.

– А где в это время находились арестованные?

– Их перевезли на конспиративную квартиру, а после вступления советских войск в Бухарест они были переданы советской стороне.

– Ваше Величество, с кем из советского руководства вам приходилось встречаться?

– После того как я вернулся в Бухарест, мне довелось встречаться с маршалом Малиновским – он подписывал акт о перемирии, с генерал-майором Бурениным.

– Расскажите, пожалуйста, о том, как вы получили орден Победы?

– Если не ошибаюсь, это произошло в мае 1946 года. Во дворец приехал маршал Толбухин со своими адъютантами и вручил мне этот орден. Для меня это было полной неожиданностью. В указе Президиума Верховного Совета СССР о моем награждении орденом Победы было написано: «За мужественный акт решительного поворота политики Румынии в сторону разрыва с гитлеровской Германией и союза с Объединенными Нациями в момент, когда еще не определилось ясно поражение Германии».

– Вы единственный ныне живущий кавалер ордена Победы и единственный Верховный главнокомандующий армией, входившей в антигитлеровскую коалицию. Рузвельта нет, Черчилля нет, Сталина нет. Значит, вы остались Верховным главнокомандующим всей антигитлеровской коалиции. Как вы относитесь к попыткам пересмотра итогов Второй мировой войны?

– Это сложный вопрос. Действительно, не все довольны послевоенным устройством Европы, и я тоже несу определенную ответственность за это устройство. Однако, поверьте, мы в то время действовали, руководствуясь самыми лучшими побуждениями.

– Ваше Величество, вы внесли неоценимый вклад в победу над немецким фашизмом. Орденом Победы были награждены всего пять иностранных граждан – глав государств. И для нас большая честь, что вы один из них.

– Мы стараемся помнить всех румынских воинов, начиная от Верховного главнокомандующего и заканчивая сержантом Константином Санду, который является, наверное, единственным румынским солдатом, расписавшимся на Рейхстаге. У него очень странная история. Он сначала был солдатом Красной армии, а потом, когда его демобилизовали, стал офицером румынской армии и именно как румынский воин расписался на Рейхстаге на румынском языке.

– В этом году мы будем отмечать 65 лет Победы, в Москве состоится парад. Собираетесь приехать на этот парад?

– Когда отмечали 60 лет Победы, я был в Москве, приехал по приглашению президента Путина. Я горд тем, что мне удалось приблизить эту Победу.

Впервые после отмены монархии в 1947 году приехал в Румынию в 1992 году, очень ненадолго и с большим количеством ограничений; республиканское правительство  опасалось какого-либо переворота в его пользу, хотя 71-летний Михай не стремился и не стремится к этому. Лишь в 1997 году, после ухода правительства Иона Илиеску, Михаю вернули румынское гражданство, и он смог вновь приехать в Румынию. Он по-прежнему регулярно посещает страну, но живёт в Швейцарии. Права на королевские поместья и замки он уступил правительству за 30 миллионов евро.

В 2010 году король Михай вновь посетил парад Победы в Москве, являясь единственным ныне живущим верховным главнокомандующим вооружёнными силами государства во Второй мировой войне.

Использованы материалы из статьи Елизаветы Мельниченко /http://2queens.ru/Articles/Informagentstvo-Vsemirnaya-istoriya/Kavalery-ordena-Pobeda-kto-prodal-orden-Rokfelleru-i-kakova-predpolozhitelnaya-stoimost-ordena-v-nashi-dni.aspx?ID=1174/ и других открытых источников:
http://vpk-news.ru/articles/5747
Интервью американцам в 89 лет цитируется по http://www.blackseanews.net/read/772/

Tags: ВОВ День Победы., история.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment